Фильм "Уолл-стрит"

Вчера посмотрел фильм «Уолл-стрит», снятый в 1987 году режиссером Оливером Стоуном. Фильм снят достаточно качественно, очень достойная игра актеров. Еще бы, ведь в главных ролях звезды Голливуда того времени - Чарли Шин и его отец Мартин Шин, Майкл Дуглас, Дэрил Ханна. Но на протяжении всего фильма не отпускало ощущение предсказуемости сюжета. Когда в начале фильма молодой брокер с Уолл-стрит Бад Фокс пытается попасть на встречу к биржевому магнату Гордону Гекко, чтобы начать на него работать, я понимаю, что он обязательно добьется этого. Когда карьера Фокса стремительно пошла вверх, но при этом он испытывает некоторые угрызения совести от того, что ему приходится заниматься нарушением закона, а именно экономическим шпионажем, я понимаю, что, в конце концов, совесть победит. Как-то уж все очень прозрачно, если не сказать примитивно. Режиссер и сценарист разговаривают со зрителями то ли как с подростками, то ли как с взрослыми, но при этом страдающими задержкой умственного развития. Да и персонажи в фильме все одноцветные без полутонов, как в старых советских фильмах 30-50 годов. С одного взгляда на них видно, что вот этот – наш комиссар, а этот, ну по лицу видно, американский шпион. Так и в «Уолл-стрит». Все персонажи расписаны на две категории «хорошие» и «плохие».

Хочется остановиться на двух моментах, которые я отметил для себя, смотря этот фильм.

Первое. Оливер Стоун использует нелюбимый мною прием в борьбе за симпатию зрителя к этому фильму. А именно, показывает, как ничего из себя не представляющий рядовой клерк из брокерской конторы средней руки в считанные дни завоевывает симпатию и доверие финансового магната и, как принято сейчас говорить, «поднимает» кучу денег. Причем, «поднимает» очень быстро и особо не напрягаясь, а всего лишь немного пошпионив на мотоцикле за другим финансовым магнатом – конкурентом своего шефа. Почему я называю это режиссерским/сценаристским приемом? Да потому, что это все неправда. Никогда воротила уровня героя Майкла Дугласа не подпустит к себе рядового клерка. Окружение его не подпустит, клерк максимум до какого уровня доберется в своих попытках пробиться к «олигарху» – это уровень приемной, где секретарша спросит его о цели визита и отправит обратно на свое рабочее место перекладывать бумаги. Ну не интересен он Гордону Гекко. Представители разных социальных уровней практически не пересекаются. Так устроена жизнь, банально и прозаично. Вот когда этот клерк заработает или наворует (если мы говорим о больших деньгах, то скорее все-таки второе) приличное состояние, вот тогда он будет принят мистером Гекко и ему подобными легко и непринужденно. Но, если показывать правду, то «пипл не будет хавать». Потому, что обыватель, смотря телевизор, воспринимает кино, как некую наркотическую иллюзию, то есть на полтора-два часа экранного времени перевоплощается в главного героя фильма. И поскольку в жизни у обывателя все очень скучно и обыденно, неинтересная работа, маленькая зарплата, некрасивая жена, дорогая ипотека и отсутствие перспектив (причем, как правило, перспективы отсутствуют из-за его лени, тупости  и отсутствии решимости), то на экране он хочет видеть такого же, как он рядового клерка, но который в одночасье становится «крутым» - богатым, успешным, любимцем женщин и незаменимым помощником олигархов. Мечта обывателя, лежащего на диване, листающего «Плейбой» и представляющего себя владельцем Феррари, ласкающим Анджелину Джоли прямо в этом же Феррари. И Оливер Стоун понимает, что, если он покажет в своем фильме правду, то его фильм очень мало кто будет смотреть. Такую правду смотреть не интересно, «пипл не будет хавать». Потому, что правда заключается в том, что клерк всю жизнь будет клерком. И не потому, что он не может добиться чего-то большего. Может. И тому есть немало примеров, начиная от Френсиса Дрейка, который благодаря своей неуемной энергии и отваге из обыкновенного фермера превратился в влиятельнейшую особу при дворе английской королевы, адмирала английского флота, подарившем Европе новый сельскохозяйственный продукт – картофель, и, заканчивая, Биллом Гейтсом, взлетевшему, благодаря своему программному обеспечению, с уровня рядового программиста на уровень миллиардера. Клерк никогда не станет кем-то больше, чем клерк, потому что его все устраивает, и он ничего больше не хочет. Точнее хочет, но при этом, чтобы ничего не делать. А это большая разница – хотеть и ничего не делать и хотеть так сильно, чтобы сделать для этого все  и даже больше.

И второй момент, который я для себя отметил, смотря фильм «Уолл-стрит». В начале фильма Оливер Стоун показывает всю тоскливость однообразной небогатой деньгами и эмоциями жизни молодого брокера. Потом поднимает его вверх по социальной лестнице, показывает нам другую жизнь главного героя – богатую и на деньги и на эмоции. Потом режиссер говорит нам, что жить нечестно – это плохо, ставит главного героя на путь исправления, одновременно с этим лишая его богатства и отдавая под суд. В конце фильма родители героя провожают Бада Фокса на судебное заседание, с которого он, скорее всего, уедет в тюрьму, но при этом их глаза светятся радостью. Ну как же, ведь их сын будет нищим заключенным, но зато через несколько лет выйдет на свободу с чистой совестью. Какие прекрасные перспективы. Так вот, возвращаемся к так называемому моменту, на который я обратил внимание. Мне непонятно, а что же режиссер хотел сказать данным фильмом? Что лучше быть бедным, но честным? Так это неправда. Про честность, конечно, можно много дискутировать, но относительно бедности нет почвы для дискуссии. В моей жизни было разное. И когда я был достаточно богат, и, когда я был очень беден. Но у меня никогда не было мучительных сомнений, на какой фазе мне лучше. Бедным быть хуже, чем богатым. И поэтому небедный Оливер Стоун, рассказывающий зрителю про величие бедной честности, напоминает мне некоторых богатых людей, которые рассказывают своим сотрудникам почему они им не повышают зарплату или не платят премию, приводя главный аргумент:  деньги – это не главное, а главное это работа, дело и честность. Я в свое время много выслушал таких политбесед от своих небедных руководителей. Политбеседа обычно заканчивалась по инициативе руководителя после того, как у меня начинался смех от комичности ситуации.

Ну, вот и все, что я хотел сказать по поводу фильма Оливера Стоуна «Уолл-стрит». В целом фильм достоин того, чтобы его посмотреть и подумать над жизнью. И хотя фильм снят почти 30 лет назад, аж в 1987 году, но он практически не потерял своей актуальности.