Тиньков против Немагии: Олег сильно прав!

Вопрос касается нашумевшего конфликта банкира Олега Тинькова и парочки великовозрастных видео-блогеров  - ведущих YouTube-канала «Немагия» Алексея Псковитина и Михаила Печерского. Возник он после того, как в августе на канале вышел ролик, где методы работы с клиентами «Тинькофф Банка», а также его владелец подвергаются критике за гранью фола.

Сегодня, чтобы стать юным миллионером ничего не нужно уметь и знать. Не надо быть умным, оригинальным, что-то изобретать. Достаточно уметь натужно, душно и пошло ругаться, как могут только младшие школьники. Показывать наигранные эмоции. Плоско зубоскалить насчёт людей и их внешности. Глумиться над событиями в стиле «Шарли Эбдо». Ах, да, ещё и завести видео-блог, где за всё вышеперечисленное «набивать трафик» - сотни тысяч и миллионы просмотров любителей тухлятинки. Тогда к вам косяком потянутся рекламодатели.

Ещё раз отметим: оригинальности у большинства этих видео-блогеров – ни на грош. Дешёвый, подзаборный эпатаж, на уровне пубертатного периода, который должен вызвать большую шумиху. На интернет-сленге, и чаще всего у ютьюберов, это называется «хайпануть».

Ну, скажите, что такого справедливого и разоблачительного в словах «Немагии»: «Тиньков — кусок…. г*вна, такой плотный, большой такой»? Или «Ну ср*л бы Тиньков и ср*л на людей втихаря, как он делал раньше», или «И тогда такой желтый гной, как Тиньков и ему подобные… сами исчезнут»? Именно эти выражения стали поводом для заявления Олега Тинькова в суд и в правоохранительные органы. Хотя, честно говоря, думаю, что причина вовсе не в том, что эти интернет-воины прошлись по самому банкиру и его бизнесу. В том же самом ролике они фактически оскорбили его мать и жену. А вот это уже разозлит не на шутку любого нормального мужчину.

Это ещё удивительно, что он поступил так цивилизованно, «всего лишь» привлекая к конфликту правоохранительные органы. Да ещё и обещал простить блогеров и отозвать заявления, если они принесут извинения и удалят видеоролик о банкире и его бизнесе с канала. Извините меня за цинизм, но у человека, который владеет состоянием в сумму более миллиарда долларов, очень большие и разнообразные возможности быстро и эффективно, но совсем не законопослушно наказать своих обидчиков. И то, что Тиньков не соблазнился пойти по этому пути, вызывает у меня уважение.

И тем больше неуважения вызывают у меня кемеровские видео-блогеры, которые в своей речи очень часто употребляют слова из разговорной криминальной субкультуры («зашквар», «беспредел» и т.п.), но когда к Михаилу Печерскому, как видно из их же видеоматериалов, на улице подошел брутальный мужчина с предложением неформально поговорить о нашумевшем ролике Немагии, из блогера истерично полилось «все вопросы нужно решать исключительно в правовом поле». Дорогой Вы мой Михаил, если бы Вы поздним вечером на улице своего родного Кемерово или моего родного Воронежа, начали также, как в своем видео-блоге, оскорблять мать или жену курящего на корточках гопника, то очень быстро подверглись бы болезненному физическому воздействию, даже не успев призвать не выходить за рамки правового поля, и это было бы, как мне кажется, вполне справедливо. Так что, и Вы, и Ваш коллега Алексей, и другие блогеры, кричащие в Вашу защиту, должны сказать Тинькову большое спасибо, что он не гопник, а банкир, который решил бороться с Вами правовыми методами.

При этом я очень далёк от мысли, что Олег Тиньков – ангел. Судя по его интервью и действиям, он циник, и не меньший любитель хайпануть, чем современные видео-блогеры. Чего только стоит его эксцентричная реклама полуфабрикатов «Дарья» начала «нулевых», с фотографией припудренных мукой женских ягодиц и слоганом «твои любимые пельмешки».

И я не думаю, что Олег Тиньков практикует в своем бизнесе социалистические методы. Но верно и то, что банк особо не скрывает, как он зарабатывает. И не заставляет насильно брать свои карты. Хотя и то, как иногда их предлагают, цивилизованным маркетингом тоже не назовёшь - мне звонили несколько раз позже 24.00 из колл-центра этой кредитной организации, чтобы «рассказать о преимуществах карты». Что это за неадекватность мне до сих пор непонятно. Надеюсь, что просто случайность.

Но то, что в современном мире человек берёт кредит, не изучив предварительно условия, пусть и очень невыгодные, уже проблемы самого заёмщика, а никак не банка.

При этом всём я также далёк от мысли, что Псковитин и Печерский - борцы за свободу интернет-слова и главные вскрыватели банковских язв, как их пытаются представить коллеги по цеху. За них вступились известные сетевые личности, включая Павла Дурова и Илью Варламова. Известный блогер Руслан Усачёв обобщил позицию большинства влиятельных обитателей сети, выдав что-то вроде того, что в интернете работают другие правила. Мол, даже, если банкир выиграет суд, и людей, оскорблявших его близких родственников и его самого, принудят к извинению, интернет-сообщество все равно будет настаивать на неправоте Олега Тинькова.

Жертвами их стремится выставить и адвокат Сергей Жорин. Он напирает, на то, что Тиньков – это другая весовая категория. Мол, и материальные возможности у него велики, и армия юристов на подхвате. А вот бедненькие кемеровские видео-блогеры, скорее всего, даже с основами юриспруденции знакомы плоховато. Только вот адвокату ли не знать, что незнание закона не освобождает от ответственности.

Если эта грязная вседозволенность приемлема для интернет-сообщества, то его стоит лечить. И Роскомнадзор ещё мягок в своих методах, ставя пластыри там, где давно нужна резекция.

Поможет ли ситуация хоть как-то повлиять на других видео-блогеров, использующих подобные методы? Вряд ли. Она может научить видеть границы мерзости только конкретных видео-блогеров. Хотя и в этом у меня есть большие сомнения. Ведь это уже не первый раз, когда Псковитин и Печёрский «делают хайп» на оскорблении близких родственников героев их сюжетов. Некоторое время назад подобный конфликт возник у «Немагии» и рэпера Басты, который возмутился, мягко говоря, негативным отзывам видео-блогеров о его матери. Дело завершилось извинениями с их стороны, но, судя по всему, до них всё равно тогда не дошло, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Тем не менее, было забавно смотреть видео с перепуганным Алексеем Псковитиным во время обыска в его квартире, который прошел 13 сентября. Хайперы явно не ожидали такой быстрой и чёткой «ответки» от героя своего ролика.

Конечно, правоохранители вряд ли искали что-то конкретное, что могло бы помочь им в продвижении дела. Это было, судя по всему, показательное выступление. Причём не понятно за чей счёт. Если налогоплательщиков – то это слишком круто. Если за счёт Тинькова, то должен возникнуть вопрос уже к нему и правоохранителям. Уж слишком быстро они отреагировали: от выхода видео о Тинькове до обыска у Псковитина прошло всего около месяца. И целая опергруппа прилетела из Москвы(!) в Кемерово(!), чтобы провести обыск и изъятие вещдоков. Не слишком ли масштабны действия полиции для такого незначительного, с точки зрения общественной безопасности, преступления, как деяние, классифицируемое, как клевета. Насколько вообще законно и кем санкционировано проведение таких серьезных (обыск в жилом помещении, который проводится исключительно по постановлению суда) следственно-оперативных мероприятий?

Но тут у меня возникает не столько вопрос, сколько «фееричное» предложение: не пора ли наравне с параллельными системами бесплатной и коммерческой медицин легально создавать рынок платных услуг силовиков. Пока он похож на полуофициальный бизнес по продаже красивых номеров: все знают, что можно договориться, но делают вид, что этого нет. А если легализовать услуги людей в погонах, то бюджет страны можно будет неплохо поправить, да и владельцы больших денег смогут официально мериться органами. Правоохранительными. Конечно, это шутка. Но кто знает, что будет дальше. Советским гражданам платная медицина в свое время тоже казалась чем-то из области юмора…

В итоге своего повествования желаю кемеровским видео-блогерам осознать, что они не правы, и извиниться, а банкиру Тинькову, чтобы не отрываться от реальной жизни, решать свои репутационные проблемы, как обычному гражданину, через написание заявления в скромном помещении районного ОВД.